Чкаловская
СПб, ул.Глухая Зеленина, 2

+7 (812) 386-11-02

Персональный раздел
Главная Имена Billy’s Band

Billy’s Band
Романтический алкоджаз

Контактная информация
Телефон для связи:
+7 921 319 4808
Присутствие в социальных сетях:
  • Релиз
  • Состав

Сложно представить музыку более питерскую, чем «романтический алкоджаз» Billy’s Band. Один из немногих популярных коллективов в России, который относится к модели DIY (Do It Yourself) — команда сама записывает и оформляет альбомы, занимается дистрибуцией и рекламой, устраивает концерты и гастроли без контрактов с крупным рекорд-лейблом или продюсером.

Дискография группы насчитывает 5 студийных, 3 концертных альбома, 3 сингла и несколько сборников. Они – участники крупнейших фестивалей джазовой музыки в США и Канаде.

А начиналось все, как ни к чему не обязывающая музыкальная шутка для друзей и знакомых. Но получилось, что группа Billy’s Band стала, пожалуй, самым ярким открытием клубной сцены Питера в 2002 году и Москвы 2003 году. 

Похоже, только интеллигентные питерские парни могут так талантливо играть в Тома Уэйтса и их программа, где кавер-версии песен Уэйтса органично сменились собственным материалом, смешивающим сюжеты американской готики с сугубо местными жизненными наблюдениями, историями и городскими мифами, создала Billy’s Band, поистине, культовый статус у слушателей обеих столиц России, а позже Европы и Северной Америки.

В одном из интервью у фронтмена группы Билли Новика спросили: останутся ли музыканты верны стилю романтического алкоджаза всегда? И Билли ответил, что они намерены меняться, но вряд ли это произойдет быстро. Тем не менее, так и есть – они меняются, все больше уходя к традициям классического джаза.

– В раннем творчестве я часто аппелирую к спиртному, – говорит в одном из интервью Билли Новик. – Раньше мне казалось, что он подводит меня к маргинальности, острой постановке вопроса ребром и, создавая проблемы, заставляет выкарабкиваться из них. Я жил по принципу "чем хуже – тем лучше" и мечтал быть бомжом. В таком асоциальном виде, мне казалось, я обрету свободу. Но как выяснилось, все это – самообман и враньё самому себе. Потрачена куча времени, здоровья, счастья. Разбитые мечты могли бы осуществиться, если бы не все эти детские эксперименты. Я хотел быть дерзким и опасным. Затем несколько лет – крутым лузером и невероятным бруталоромантом, эдаким вечно сомневающимся лиричным правдорубом. Теперь же я понимаю, что всё это просто смешно.

А вот кусочек из другого интервью, сделанного чуть раньше:)

— Вы по-прежнему хотите быть главным неудачником России?

— А почему бы нет? Кто-то же должен возглавить этот список.

— Не означает ли это, что вы хотите стать главным блюзменом России? Ведь блюз так близок неудачникам.
— Нет. Блюз – это широкое понятие, это не только грусть и печаль. Для меня это, прежде всего, скажем так, гармоническая последовательность, которая не обязательно должна быть минорной. Блюз – это фундамент, на котором можно строить любой дом, это функциональная основа. И это не касается настроения. Для меня блюз не означает печаль.

— Вы действительно группа, которая полностью сама себя сделала, у вас не было никаких продюсеров?
— Да, все верно. Мы работаем в таком редком жанре… причем это какой-то абсурд – почему никто больше в России не догадался работать в этом жанре? В общем, в России нет людей, которые в нем бы ориентировались лучше, чем мы. Есть серьезные джазовые продюсеры, но нам еще к ним рано. А те, кто не работает с джазом, они даже приблизительно не понимают, чего мы хотим. Поэтому мы все делаем сами.

— А почему рано к джазовым продюсерам?
— Ну, пока еще они над нами будут посмеиваться.

— То есть это еще не джаз?
— Это джаз. И в Америке критики сказали: "Не волнуйтесь, все у вас хорошо и таких, как вы, в общем-то, даже у нас нет". Я возразил: "Как же так у вас нету, если мы все подчистую "содрали" с ваших же – с того же Тома Уэйтса и иже с ним". А они отвечают: "Нет, вы не понимаете".

— А американцы не хотят вас продюсировать?
— Серьезных предложений пока не было.

— Вы когда-нибудь выступали в сборных концертах со всей этой нашей эстрадной элитой?
— Только на закрытых мероприятиях.

— А если бы вам предложили выступить в большом концерте где-нибудь между Стасом Михайловым и Димой Биланом – согласились бы?
 — Примерно так оно и было, причем не единожды – на "Первом канале" в рамках передачи "Достояние республики". Вот именно среди тех, кого вы сейчас озвучили.

— И что вы об этом думаете?
— Мне кажется, что это поднимает рейтинг "Первому каналу" – по крайней мере, по статье "разнообразие". Молодцы! И спасибо им за это – гайки, значит, не до конца закручены. Все-таки, что бы люди не говорили, а получается, что любой коллектив в принципе может выступать на "Первом канале", собственно, как и Billy’s Band. Никому мы ничего не платили, ни с кем в блатных отношениях не состояли, просто в один прекрасный день нам позвонили и предложили: есть такая песня, есть такая передача – хотите? Мы сказали, что хотели бы попробовать. Вроде бы получилось. Потом позвонили во второй раз и предложили такое, на что мы ответили: "Извините, мы вас очень уважаем, но этого мы не можем". На что все окружающие сказали: "Первому каналу" не говорят "нет". Поэтому мы думали, что больше нам не позвонят, но звонили и не раз. Значит, есть в этом мире равные возможности у всех, тем более, учитывая сегодняшний день и наличие Интернета. Все жалобы прошлых лет о том, что не дают, не пробиться и так далее, на сегодняшний день отменены. Каждый имеет абсолютно равные шансы.

— Если не секрет, от какой песни отказались?
— Мы отказались от нескольких песен. Сначала нас просили сделать юмористическую переработку песни "Этот город – самый лучший город на земле" с другим текстом – пошлым, на мой взгляд. Отказались. Потом было предложение спеть дуэтом с Лаймой Вайкуле…

— А чем вам Лайма Вайкуле не подошла?
— Я хочу петь с принцессой! Чтобы у нас был дуэт: принцесса и чудовище. А тут получалось ни то, ни се. И еще была песня Леонида Агутина…

— Агутин же хороший!
— Очень хороший! Настолько хороший, что мы попробовали сыграть его произведения и поняли – лучше, чем он или по-другому мы их сыграть не сможем. Поэтому отказались.

— То есть вы не соглашаетесь ради "Первого канала" делать любые кавер-версии?
— Мы смотрим песню и если видим, что мы можем сделать ее лучше или принципиально другой, чтобы у нее появился другой смысл, о котором никто никогда не думал – тогда есть смысл впрягаться. А если видишь, что сделаешь только хуже, то нужно отказываться. То есть, в остальных случаях кавер-версии можно расценивать только как учебные материалы, но это не нужно делать публично, этим можно дома заниматься.

— Вы врач и любой источник в Интернете упоминает об этом. Но ни слова о том – музыкант ли вы.
— Тут разные люди скажут по-разному. Народ скажет, что музыкант, конечно – он вон и на гитаре играет, и на контрабасе, и на пианино, и на банджо, и на чем только он не играет. Музыканты средней серьезности скажут, что я лох чилийский. А высшие авторитеты скажут снова, что все очень хорошо.

— Но вы учились музыке?
— Я музыке учусь с 12 лет сам. И, конечно, я мог бы достичь большего, если бы, например, выработал какую-то систему получения музыкальной информации. Я ее, к сожалению, не выработал, более того, почти 10 лет жизни посвятил медицине, то есть был в стороне от музыки. Очень сложно сказать, что было в плюс, а что – в минус. Вот если бы мама отдала меня в какую-нибудь музыкальную школу, может быть, им удалось бы выработать у меня отвращение к музыке. Но этого не случилось.

— У вас есть деньги, свои поклонники, хорошие предложения о концертах. Чего вам еще не хватает?

— Не хватает собственного удовлетворения от того, что происходит. Планка задана и хочется постоянно развиваться.

— А куда дальше?
— Дальше, как мне кажется, у меня будет период неизвестной длительности, когда мы будем все меньше и меньше понимать друг друга с народом. А потом, я надеюсь, когда мы достигнем серьезного убедительного уровня, удастся о серьезных вещах говорить простым языком. И тогда мы снова подружимся с народом. Это может растянуться на 20 лет – никто не знает. А может и непонимание затянуться до конца. Не знаю.

Билли Новик в цитатах:

"Написание песен – очень хороший способ утилизировать проблемы, которые не дают спокойно жить. Ты закатал спокойно баночку, на дальнюю антресоль ее закинул — и она вроде есть, но уже не беспокоит".

"Невозможно вкладываться и не уставать – это либо маниакально-депрессивный психоз, либо ты не полностью вкладываешься. Поэтому усталость должна быть и, кстати, иногда усталость помогает создать ощущение условного пренебрежения к тому, что ты делаешь. Это парадокс, но усталость приводит к творчеству".

"Мы живем примерно, как взрослые родители. Наши дети (песни) нашли свои места в жизни, неплохо зарабатывают, в родительской поддержке особо не нуждаются. Достаточно часто мы встречаемся с ними и устраиваем этакие теплые семейные вечера (концерты), веселимся, делимся впечатлениями от жизни. Как всегда куча гостей и всем хорошо!"

"На самом деле, у меня есть целая теория, почему мы решили открыть бар, в котором нет ничего кроме джаза. Я подумал, что поколение девяностых уже росло на мультиках Уолта Диснея. И в их матрице джаз уже посеян, ему осталось только прорасти. Когда мы подальше отойдем от девяностых, постепенно хипстеры поймут, что самодельная, домашняя музыка, которую каждый может делать, перестанет быть крутой, и они скажут, что «реальная тема – это джаз».

 

  • БИЛЛИ НОВИК - контрабас, вокал, пианино;
  • АНДРЕЙ РЫЖИК (Резников) - гитары, оркестровые тарелки, вой;
  • МИХАИЛ ЖИДКИХ - cаксофон, пианино, том, перкуссия;
  • ДМИТРИЙ МАКСИМАЧЁВ - звукорежиссер.
Медиа

( Подписка на новости без регистрации в клубной Программе )Будь в Курсе!
( Общайтесь вместе с нами! )Мы в социальных сетях