Чкаловская
СПб, ул.Глухая Зеленина, 2

+7 (812) 600-24-96

Персональный раздел
Главная Имена Филипп Август

Филипп Август
Митяев Филипп Олегович

05
июн
Рождение
Контактная информация
Телефон для связи:
+7(915)016-85-71
Присутствие в социальных сетях:
  • Релиз

Иногда вместо привычных релизов гораздо информативней высказывания об Артисте известных людей...

Иван Охлобыстин: Это Кибер-Декаданс!

Глеб Самойлов: На месте РОСКОМНАДЗОРа я бы давно обратил внимание на творчество группы СтимфониЯ=).

Евгений Маргулис: Филипп Август - настоящий шайтан (в хорошем смысле)! И что особо приятно - в его музыке, несмотря на жесткость, есть запоминающаяся мелодика, которую при желании, можно просвистеть. А это и есть-показатель Большого мастерства!

Семен Чайка: Стимфония, это сильно, стильно и фонично.

Вячеслав Бутусов: Мне нравится напористый вокал Филиппа, в котором вполне уживаются лирический и романтический настрой.

Александра Науменко: Грациозный металлический зверь, своим воем окликающий оборотней внутри нас.

Не хватает прямой речи? Тогда вот выдержки из интервью после одного из концертов в Питере (автор: Вячеслав Потаенков)

— Филипп, как Вы начали заниматься музыкой?
— Музыкой я начал заниматься из-за того, что у нас было много гитар в семье, но гитара меня отталкивала как инструмент. Я вообще, даже научился играть более-менее на шотландской волынке. У нас был педагог по гитаре в школе. Идеальный педагог, царство ему небесное, он умер от инфаркта. У него был класс с гитарами с нейлоновыми струнами. Он мне как-то говорит, — «Ну что, не хочешь на гитаре учиться играть?», — я ему говорю, — «Не хочу». Он говорит, — «Ну ты понимаешь, что тебе на занятиях надо присутствовать — это ж дисциплина такая. Ты какую музыку слушать любишь?», — я ему говорю, — «Да вы такое не слушаете». Он говорит, — «Ну ты скажи какую», — я признался, — «Ну, «Korn»». Он говорит, — «Ну да, конечно». Берет акустическую гитару обыкновенную и начинает играть «Korn» — «Blind» композицию и моментально меня покоряет. Он был не старый дядька, а достаточно молодой. Он знал, как смотивировать молодежь. Он говорит, — «Нравится песня?», — я говорю, — «Да», — он говорит, — «Ну вот давай с этой песни и начнем твое обучение игре на гитаре». Вот это я понимаю — педагог! Заинтересовал и смотивировал.

— Что для Вас самое важное в творчестве?
— Конкретно как-то ответить я не могу, потому что это непредсказуемый вектор. Ты никогда не знаешь, что тебе в голову придет и что ты сочинишь. Ты примерно представляешь в каком это направлении будет, но это же непредсказуемая история. Поэтому что-то конкретное выделить я тоже не могу. Но, могу сказать, что пока пробовали подстраиваться под какой-то формат, все получалось не очень. А как стали «от сердца, что есть» ни под что не подстраиваясь, сквозь боязнь того, что это будет неформатным, то сразу дело пошло. То есть, видимо, нужно быть честным с самим собой, в своем творчестве и ни под что не подстраиваться. Тогда у тебя либо пойдет и тебя полюбят за то, что ты есть, либо этого не примут. Но это тоже не факт, что это не твое. Может ты просто не нашел тех, кому это понравится.

— Чем рокеры отличаются от представителей иных музыкальных направлений?
— Я думаю, что это такие разговоры о негативе творящемся вокруг, творящемся в сердцах, в душе. О грехах, о тех грехах, в которых ты не хочешь сам себе признаться, но чтобы ты там не говорил, ты точно знаешь, что это про тебя. И многие люди, после нас, выходят с выдыхнувшим сердцем, осознавая те вещи, которые может еще не сделал. Или, которые, может, сделал, но боялся себе в этом признаться. То есть, как бы Олег Григорьевич про нас не говорил, что это бесовщина, я считаю, что это очень поверхностное суждение. У нас тут сложная форма. Как нам говорит программный директор «Нашего радио»: — «Нам форма проще нужна». Я считаю, что у нас некие поучительные басни и уж точно ни к какой бесовщине мы в песнях не призываем. Мы никакие не вампиры и не черти. Мне больше нравится понятие инквизиторы — это про нас. А нам говорят: а что ж у Вас все так мрачно и брызги во все стороны, раз вы инквизиторы? А я всегда говорю: «Мы инквизиторы-радикалы. У нас методы радикальные, но дело-то правильное».

— Вы хотите быть в своем направлении одним из всех или же, чтобы Вас как-то выделяли из остальных музыкантов?
— Пока получается кем-то быть и это уже хорошо.

— А в будущем?
— Будем глубже вкапываться в то место, на котором стоим. А стоим мы на лифте, который едет вверх.

— По каким словам из Вашей же песни, Вы бы хотели, чтобы вас запомнили?
— Вот и все сказки.

Медиа

( Подписка на новости без регистрации в клубной Программе )Будь в Курсе!
( Общайтесь вместе с нами! )Мы в социальных сетях